Руководство СИЗО №2 предстало перед судом по делу о смерти заключенного

Игорь Сосновский 02.12.2017 11:00 Происшествия
799 0
Руководство СИЗО №2 предстало перед судом по делу о смерти заключенного
Фото: Ограничение свободы человека не должно вести к тому, что его можно безнаказанно унизить или даже убить


Мы уже рассказывали, что в сентябре 2013 года в общественную организацию «Комитет против пыток» обратилась мать осужденного Владимира Ткачука Надежда Чертовских.

(Несчастный случай или убийство? От чего погиб заключенный колонии-поселения №11 Владимир Ткачук?)

Она сообщила правозащитникам, что 5 сентября 2013 года ей позвонил неизвестный и рассказал, что ее сына до смерти забили сотрудники СИЗО №2 города Орска Оренбургской области, куда Ткачук был прикомандирован для отбывания наказания из колонии-поселения №11 в качестве хозяйственного работника. Неизвестный мужчина скорее всего был очевидцем трагических событий, отбывающим срок наказания вместе с Владимир Ткачуком.

no-image
Погибший в СИЗО -2 Владимир Ткачук
Фото: из архива

— Расследование по факту смерти Ткачука изначально велось вяло и безынициативно, – рассказывает сотрудник регионального «Комитета против пыток» Вячеслав Дюндин. – Следователь следственного отдела по городу Орску СУ СК РФ по Оренбургской области Анастасия Чичина шесть раз выносила постановления об отказе в возбуждении уголовного дела. Но мы продолжали свою работу. По версии следователя многочисленные травмы на голове у Владимира Ткачука, которые привели к смерти, – это результат падения на него толстой доски. И следователь методично отстаивала официальную версию сотрудников СИЗО.

При проверке смерти свидетели события говорили, что у стены стояли доски шириной 30 и толщиной пять сантиметров. Ими осужденные перестилали полы в помещениях СИЗО. Длину доски следователь не определила, обозначив ее «примерно в 2-3 метра». По-видимому, это было записано следователем со слов сотрудников СИЗО №2. Эта доска случайно сама упала на голову Владимира Ткачука совсем как в плохом анекдоте – несколько раз подряд.

— Характер закрытой черепно-мозговой травмы у Ткачука В.И. указывает на то, что она образовалась в результате неоднократных ударов тупым твердым предметом (предметами) с преобладающей травмирующей поверхностью в лобную, теменные, височную и затылочную области головы – говорится в заключении специалиста государственного центра судебно-медицинских и криминалистических экспертиз Минобороны России.

Сотрудники же СИЗО долгое время отстаивали свою версию: якобы Ткачук получил травму на производстве второго сентября, потом его водворили в ШИЗО (штрафной изолятор, куда помещают нарушителей внутреннего распорядка), потому что он отказался встать по команде «Подъем!». Находясь в ШИЗО, он начал жаловаться на головную боль и просил вызвать скорую помощь. Состояние заключенного быстро ухудшалось, незадолго перед смертью он впал в забытье, начал бредить. Врачей к нему допустили, когда он впал в кому в полночь пятого сентября. Спустя три часа Ткачук умер.

Через три года по прошествии этих событий комитет по предотвращению пыток подал в Европейский суд по правам человека жалобу в интересах Надежды Чертовских. В нем были сформулированы вопросы об обстоятельствах смерти Ткачука, а также об эффективности проводимого расследования на национальном уровне. Расследованием гибели Владимира Ткачука занялись вновь, и тут вскрылись новые обстоятельства.

— Сегодня мы с определенной уверенностью можем восстановить события того злополучного дня, – рассказывает Вячеслав Дюндин. – Ткачук имел право свободного перемещения за пределами СИЗО, так как выполнял обязанности пастуха. Он где-то в степи нашел коноплю, приготовил ее кустарным способом, употребил сам и угостил наркотиком других заключенных. На следующий день он не смог встать на поверку в шесть утра. Руководство СИЗО стало разбираться, выяснять причины. Его отвели в оперчасть, где он рассказал, что было прошлым днем. Его вместе с соучастниками проступка посадили в штрафной изолятор. Затем туда зашли начальник СИЗО-2 Евгений Шнайдер и начальник оперативного отдела этого учреждения Виталий Симоненко. Первый начал проводить воспитательную работу, стал их ругать. Ткачук повел себя вызывающе, начал приближаться к Шнайдеру, вел себя агрессивно. Евгений Шнайдер, как он признается, его несколько раз толкнул и несильно ударил. По его словам, в этот момент подскочил Симоненко и стал заключенного избивать. Ткачук сделал два шага назад и споткнулся о неровность пола. После чего с высоты своего немаленького роста (194 сантиметра) упал навзничь, ударившись головой о металлическую кровать и цементный пол. Потерявшего сознание заключенного положили на кровать и оставили с сокамерниками. Штрафники неоднократно сообщали сотрудникам о том, что Ткачуку плохо, но никаких мер принято не было.

Начальство СИЗО уже находилось дома после трудового дня, когда Евгению Шнайдеру позвонила медсестра и доложила, что Владимиру Ткачуку становится хуже, он начинает бредить. На что начальник тюрьмы в нецензурной форме ответил ей, что это не ее дело и не надо вмешиваться.  

— Шнайдер потом признался, что принимал меры к сокрытию преступления. Это очень важный момент, – продолжает Вячеслав Дюндин. – Экспертам задавали вопрос: «Могли ли медики спасти Ткачука, если бы вовремя была оказана медицинская помощь?» Ведь если бы его госпитализировали сразу после избиения, он имел все шансы выжить. Но нужно учитывать, что если бы факт избиения вышел за стены следственного изолятора, то нынешним подсудимым пришлось бы объяснять перед надзорными органами, что на самом деле произошло в СИЗО. А они надеялись списать смерть Ткачука на несчастный случай. Поэтому после его кончины с заключенными и персоналом учреждения был проведен «разъяснительный» разговор. Все должны были говорить на следствии, что на Ткачука упала толстая доска.

Сегодня действия подсудимых квалифицируются как причинение смерти по неосторожности. Они понимали, что состояние Ткачука резко ухудшается, что ему нужна квалифицированная помощь, что он находится при смерти. Но для них оказалось удобнее не выносить сор из избы и ждать, когда Ткачук умрет. 

Евгений Шнайдер признал свою вину в совершении преступления по статье «Превышение должностных полномочий с применением насилия». Он рассказал, что нанес несколько ударов в область рук и грудной клетки осужденному Владимиру Ткачуку. Но Шнайдер отказывается от обвинений в совершении преступления по предварительному сговору. 

Основным подозреваемым в нападении на Ткачука следствие считает Виталия Симоненко. Ему предъявлено обвинение в совершении преступлений по двум статьям: превышение должностных полномочий с применением насилия, повлекшее тяжкие последствия, и умышленное причинение тяжкого вреда здоровью, повлекшее по неосторожности смерть потерпевшего. От предъявленных обвинений Симоненко полностью отказывается. Но по делу проходят к качестве свидетелей двое заключенных СИЗО-2, которые говорят, что к рукоприкладству Шнайдер и Симоненко прибегали не раз. И арестанты не раз испытывали на себе тяжесть кулаков обоих офицеров орского следственного изолятора.

По решению суда Евгений Шнайдер находится под домашним арестом. В отношении Виталия Симоненко избрана другая мера. Он содержится в следственном изоляторе Орска. Ранее до судебных заседаний он был помещен в СИЗО Оренбурга. Судебные слушания по делу о причастности двух офицеров УФСИНа к смерти заключенного Владимира Ткачука будут проходить три дня в неделю до конца года.


Мнение авторов может не совпадать с позицией редакции

Подписаться на рассылку
Комментарии (0)
  • 462353, Оренбургская область, г. Новотроицк, ул. Советская, 64
  • Тел.: + 7 (3537) 667-184
  • Email: info@ntr.city
Все права на фотоматериалы и тексты принадлежат их авторам.
Для сетевых изданий обязательна гиперссылка на сайт — www.ntr.city
© 2018 Информационный портал г. Новотроицк . Все авторские права защищены.
Использование материалов информационного сайта разрешено только с предварительного согласия правообладателей.
Нашли опечатку? Сообщите нам, выделив фрагмент текста с ошибкой и нажмите сочетание клавиш Ctrl+Enter