Семья Галиных: любовь и руки золотые связали век

Валентина Крипакова 01.07.2018 09:00 Мнения
300 0
Семья Галиных: любовь и руки золотые связали век
Фото: из архива Галиных



Как много в нашем городе мастериц, творящих своими руками не только прекрасные вещи, но и собственную судьбу! Держу в руках ажурную паутинку Екатерины Галиной, восхищаюсь
разнообразием и сложностью узора, мягкостью и воздушностью изделия, которому уже не один десяток лет, и понимаю, с какой любовью когда-то вязалось это пуховое чудо.
Все, что делает Екатерина Григорьевна, она совершает с любовью. А способность любить, всем известно, прививается семьей, с детства...

В многодетной семье

Родилась Екатерина Григорьевна в довоенном 1937 году в Акбулакском районе. Она стала третьим ребенком в многодетной семье. Отец был строгим и не позволял жене «убивать детей», выражаясь современным языком, делать аборты. Всего в семье было девять детей, но двое умерли маленькими. По тем временам многодетные семьи были нормой. К примеру, в семье Катиной матери Евфросиньи Рубцовой было 18 детей. Деревенские дети взрослеют рано. Когда Кате было всего десять лет, ей пришлось принимать роды у матери – совхозная фельдшер страдала извечной русской болезнью и оказалась не в состоянии выполнить свою работу. Роды прошли успешно – появилась сестренка Люба. Но мы забежали вперед, в послевоенный 1947-й год.

Война и дети

Перед самой войной семья Кати перебралась из совхоза в районный центр. Сначала жили в
землянке, где глава семьи выложил большую печку с лежанкой. Потом стали строить дом.

— Родители загонят всю нашу ораву месить кизяки с соломой, – вспоминает Екатерина Григорьевна. – Мы вымажемся, как черти. Родители и рады бы нас прогнать, но другой подсобной рабочей силы нет. Потом резали кирпичи, обмазывали саманный дом глиной и радовались, что участвуем в строительстве наравне со взрослыми. Хотя, если честно, не раз хотелось убежать на речку и отмыться... Дом этот и сейчас стоит на улице Полтавской. Когда ездим в Акбулак, я всегда стараюсь пройти мимо «нашего» дома, хотя он, конечно, давно уже не наш.
 

Эту счастливую мирную жизнь прервала война. Катиного отца Григория Рубцова быстро призвали на фронт. Увидеть рождение очередной своей дочки, Раисы, ему не довелось. Она появилась на свет спустя два месяца, а впервые отец увидел ее уже пятилетней, вернувшись с войны.

Жили тяжело, есть было нечего. Во второй половине дома была контора какого-то районного
учреждения, оттуда прорубили отверстие, чтобы поставить печку, которую мама Кати топила
вечерами, согревая обе половины здания. А летними днями всех детей она усаживала на крышу, где был сеновал, чтобы не дай Бог военнопленные, пригнанные в Акбулак, не напали на ее девочек, а сама шла работать в поле. За крошечной Раисой приглядывали все, время от времени подстилая под мокрую попу пеленки – подгузников еще не изобрели. Брать на руки младенца старшим детям было запрещено. Ко времени прихода матери Раиса лежала на горе пеленок, частенько вниз головой.

Всю войну перебивались кое-как на подножном корме: ели то пустые борщи из травы, то
сусликов. Старший из братьев Яша выливал воду в нору, а Катя хватала спасающегося оттуда зверька за голову и тащила из норки. В огороде стоял большой котел.
—  От зарумянившихся сусликов шел одуряющий мясной дух, – Екатерина Григорьевна воскрешает в памяти картинки детства. – Мы ели суслятину с удовольствием, а мама не ела. Она смотрела на нас и плакала. Так и выжили. Мать была трудолюбивая, и мы, чем могли, помогали ей.
Года через три семилетняя Катя тоже пошла работать в поле. Взрослые запрягут верблюдов,
посадят девочку на сенокосилку, покажут, куда нажимать, чтобы очистить грабли от сена – и она косит целый день, до захода солнца, даже в туалет некогда сходить. Ноги не доставали пульта управления. Однажды бригадир попросил проверить, есть ли масло в подшипниках. Катя и сунула палец, а Яша крутанул – палец затянуло и искорежило. Хорошо, что не оторвало совсем.

Война окончилась, а отец все не возвращался, его демобилизовали только в 1946-м. Екатерина Григорьевна и спустя 70 с лишним лет помнит встречу с отцом так отчетливо, как будто это было только вчера:
—Мы с братом были в школе, которая стояла на краю Акбулака. Из ее окон хорошо видно дорогу из райцентра. – Вон ваш отец идет, бегите встречать, – вдруг сказала учительница, узнав его издали. Брат быстро добежал до дома. А у меня на ногах была самодельная обувь из коровьей кожи на завязках, да к тому же из-за непрерывного дождя со снегом дорога раскиселилась, мои самоделки промокли и слетели. Пока я дошла, отца уже облепили остальные дети. Я стояла в дверях, дрожа от холода и обиды, слезы градом катились по щекам. Вдруг отец повернулся ко мне со словами: – Катя, что ж ты там стоишь? Иди к нам! – и мои слезы высохли моментально. Я была счастлива. Наконец-то мы его дождались.
Отец пришел израненный, но с наградами, и его слово всегда было для детей (а затем и внуков) законом.

Суженый мой...

В 1956 году молодого мастера по пошиву верхней одежды акбулакского райпромкомбината
Екатерину Рубцову направили учиться на закройщика в Оренбург. На стипендию она с подружками покупала ткани, кроила модные платья, поэтому выглядела как на картинке «Работницы» или «Крестьянки». От поклонников не было отбоя, но она ждала из армии своего земляка Анатолия Галина, с которым дружила с детства. Стеснительность Анатолия чуть не сделала обоих несчастными. Демобилизовавшись, парень боялся подойти в линялой гимнастерке к молодой моднице, долго зарабатывал на хороший костюм, чтобы, как говорится, соответствовать...
— Я даже подумала, что Толя разлюбил меня и чуть не ответила согласием на предложение руки и сердца от сына хозяйки, у которой тогда жила, – с улыбкой вспоминает то время Екатерина Григорьевна.
К счастью, влюбленные объяснились, и недоразумение не переросло в размолвку. Узнав, что Катя отказалась от выгодной партии (сын хозяйки окончил техникум), Анатолий пообещал окончить институт и слово сдержал.

Сейчас ее опора –дети, внуки

В конце 50-х годов Анатолий приехал в Новотроицк, его сразу взяли на цементный завод, дали комнату в общежитии на окраине. За мужем в восточное Оренбуржье перебрались жена и семья тети. Чуть позже молодой семье, у которой родился первенец Володя, дали квартиру в новом тогда доме №13 на улице Советской. По окончании вечерней школы Анатолий успешно отучился во Всероссийском заочном политехническом институте.
Дальнейшая трудовая биография супругов Галиных неразрывно связана с трестом
«Новотроицкметаллургстрой». Анатолий Павлович, шаг за шагом поднимаясь здесь по карьерной лестнице, занял высокую должность главного инженера «Промстроя-3».

Екатерина Григорьевна, имея опыт руководящей работы (заведовала швейной мастерской), доросла до должности начальникаотдела снабжения ЖКУ треста «НМС». При этом успешно совмещала производственные обязанности с семейными.

О хобби Екатерины Григорьевны я сказала вначале. Общим же увлечением Галиных было
садоводство. Жаль, силы у пенсионеров уже не те. Четыре года назад Анатолий Павлович ушел из жизни. Сегодня опора Екатерины Григорьевны – любимые дети и внуки.

Мнение авторов может не совпадать с позицией редакции

Подписаться на рассылку
Комментарии (0)
  • 462353, Оренбургская область, г. Новотроицк, ул. Советская, 64
  • Тел.: + 7 (3537) 667-184
  • Email: info@ntr.city
Все права на фотоматериалы и тексты принадлежат их авторам.
Для сетевых изданий обязательна гиперссылка на сайт — www.ntr.city
© 2018 Информационный портал г. Новотроицк . Все авторские права защищены.
Использование материалов информационного сайта разрешено только с предварительного согласия правообладателей.
Нашли опечатку? Сообщите нам, выделив фрагмент текста с ошибкой и нажмите сочетание клавиш Ctrl+Enter
Регистрация
Заполните обязательные поля в форме
для регистрации на портале
Уже зарегистрировались? Авторизуйтесь
Войти через социальные сети:
Loading...