У новотройчан появляется радио, "музЫка" и телевизоры", 1958 год.

Олег Чернышев 13.01.2019 09:00 Мнения
118 0
У новотройчан появляется радио, "музЫка" и телевизоры", 1958 год.
Фото: автора, моя сестра Людмила рядом с новым приемником ВЭФ "Аккорд", Новотроицк, 1959 год. Сегодня Людмила Александровна - врач-эндокринолог на пенсии, продолжает консультировать


Давно отгремела боями и салютами Великая отечественная война. Эпоха радио продолжала открывать новые возможности для общения людей. 


"Здравствуйте, говорит Москва!"


Передатчик и радиоприемник молниеносно пересылают звук, слово, мелодию в любую точку планеты. Сообщения из дальних стран, новости столицы прилетают теперь и в наш затерянный в степях городок Новотроицк. Протянул руку, повернул кнопку на черной радио-тарелке и - «Здравствуйте, говорит Москва, работают все радиостанции Советского Союза. Сегодня вторник, 5 октября 1958 года». Звучит гимн, затем новости, «на зарядку становись», повязал красный галстук и пошел в школу. Взрослые на работу – строить, загружать домну, продувать мартен, возить руду. 

Первые, настоящие тумбовые радиоприемники со светящейся шкалой голосом Левитана рассказывали о трудовых подвигах. Такие приемники уже были в Новотроицке у наших знакомых. Принимали одну далекую станцию из Оренбурга. Легендарные Клавдия Шульженко, Марк Бернес, Сергей Лемешев развлекали нас душевными, проникновенными песнями. Музыканты популярных групп Леонида Утесова, Олега Лундстрема радовали виртуозным джазовым свингом. Песни по заявкам слушателей мысленно переносили нас в столичные филармонии и концертные залы. 

А город строился. Дымили трубы ТЭЦ. Полыхала жаром первая домна. Тонкими нитями с крыши, на крышу, все дома давно соединила паутина проводов радиотрансляции. В каждую квартиру зашел голос страны и звуки мира. Уже маленькие динамики – квартирные радиоточки - в выходные дни притягивали и любителей спорта. Сосед дядя Коля, страстный болельщик, не пропускал ни одной игры. Воскресные футбольные матчи из далекой Москвы голосами радиокомментаторов Вадима Синявского или Николая Озерова феерически передавались в каждую квартиру, потрясали азартом благодарных слушателей. 

Нечеловеческий крик «гоооооол» вызывал бурю эмоций в душах болельщиков. В то же время на металлических столбах улицы Пушкина, а потом Советской появились мощные серебристые громкоговорители для сигналов тревоги. Но жизнь была мирная и они гремели теперь маршами только по первомайским праздникам и на ноябрьских демонстрациях. Оглушали торжественными рапортами на митингах листопрокатных трудовых побед. Помню, как мой отец выступал на таком митинге, а я с друзьями смотрел сверху, сидя на коньке крыши еще только строящегося Дворца металлургов. 


Радиопробы


Нам, школьникам страшно хотелось самим сделать простой радиоприемник. Услышать в наушниках далекий голос. 

Схему детекторного приемника нашли на страницах потрепанного журнала «Радиолюбитель». Искали графит для него. И нашли. У моего друга, Саши Беляева, отец, Иван Васильевич, был организатор первой городской киносети. Еще в 1945 году. Вечерами «крутил» фильмы в летнем кинотеатре нашего парка отдыха. Зал был полон. Часто к нему заходили поговорить его друзья. Лев Ширкевич – художник, фотограф, просто интересный человек и подсказал нам, что у кинопроекторов для освещения экрана использовали угольные свечи, из которых можно сделать диод для приемника. 

За несколько дней собрали простенькую схему. Намотали медные катушки. Натянули проволочные антенны, заземление. Долго с помощью швейной иглы искали точку с односторонней детекторной проводимостью на графите. Так и не нашли. То ли дальние голоса были тихие, то ли руки наши были слабые. 


Немецкий трофей


Не теряя надежды, отправились за советом к дяде Толе, другу Ивана Васильевича. Быстро нашли 31 квартиру в 27 доме по Советской. Дверь открыл настоящий мастер. Наладчик машиносчетной станции комбината, где на перфокартах считали зарплату металлургам. Его комната на первом этаже была завалена проводами, книгами, радиолампами, приемниками. Над паяльником курился дымок канифоли. Талантливый электронщик мог все. К нему шли со всего города. Славился умением отремонтировать любой сломанный прибор. В его руках оживало радио, патефон, утюг, электроплитка. Слушал-слушал он наш рассказ и говорит. «Ничего вы не поймаете. Никакие голоса. Нет рядом ни одной мощной радиостанции». 

Загрустили мы. Задумались. «Ладно» - говорит дядя Толя - «Вот вам старый приемник «Телефункен», немецкий. Из ставки Гитлера. Привезли прямо с фронта. Последние две кнопки еще работают». Взяли мы его на руки. Еле от пола оторвали. И понесли. Нести рядом. Через дорогу до 30 дома. Спорили о Гитлере. Жив ли он. Чуть под трамвай не попали. Тяжеленный ящик ожил после щелчка регулятора звука. Включилось освещение шкалы с подвижной стрелкой. На коротких волнах из динамиков полилась красивая незнакомая музыка. Европейские мелодии загадочно звучали в нашей квартире. Потом узнали, что это Глен Миллер, Бенни Гудман, Фрэнк Синатра. Светящаяся шкала с немецкими названиями городов Европы приковывала взгляд. Рим, Стокгольм, Прага, Париж. Вместе с концом стрелки мы как-бы двигались по Европе, слышали голос космоса, треск далеких гроз. Внезапно оглушал голос с непонятной дикторской скороговоркой. Воображение рисовало дальние страны, синие моря, большие города. Зеленый, круглый глазок лампочки тонкой настройки сигнала, в такт звукам, подмигивал нам.


«Люди стали покупать «МузЫку»

Радиофикация брала новые рубежи. Суровые, военные времена давно ушли в прошлое. Отменили строгое правило регистрации и учета радиоаппаратов в органах надзора. А могли раньше и арестовать. Вместо военных радиостанций ведется массовая сборка ламповых радиоприемников, радиол. Люди несут из магазинов приемники «Звезда», «Родина», «Минск», «Октава», «Нева», «Урал», «Люкс». Как говаривал знакомый родителей Бобровский, «Люди стали покупать «МузЫку». Так он называл любой звучащий аппарат. Мой отец привез, как обычно из Москвы, радиолу ВЭФ «Аккорд». Теперь, в компании строителей, когда отмечали праздники, стало веселей. С новым форматом скорости «33 оборота» на виниловых пластинках зазвучали разговорные концерты Аркадия Райкина, Игоря Ильинского, «Тарапуньки и Штепселя», Мирова и Новицкого. Ухохочешься! 

Уже отжил свое время пружинный патефон. Отрада меломанов 30-40-х годов. Не одну сотню стальных иголок надо было иметь в коробочке, что бы всегда качественно звучал мембранный «тонарм». Из чрева этого старого «гаджета» лились волшебные голоса Изабеллы Юрьевой, Георгия Виноградова, Павла Михайлова. Под мелодии «Моя Марусечка …», «Утомленное солнце ...» в вихре танго или фокстрота люди забывали бытовые неурядицы и усталость шестидневной рабочей недели. Иногда компании отдыхающих брали патефон жарким летом на берег Урала. На тенистой полянке скатерть в клеточку. На газетке огурчики, яички, хлебушек. Крутится черный диск с мелодией «Ландышей», «Мы с тобой два берега у одной реки …». Шумит листва прибрежных ив. Хорошо!

Потом, на смену патефону, уже появился электропроигрыватель. Приводную пружину заменил электрический мотор. Это патефон уже третьего поколения. Алмазная игла звукоснимателя и мощный усилитель звука превращали нашу квартиру в целую филармонию. Погружение слушателя в музыкальную эйфорию иногда прерывалось громкими ударами ногой в двери и криком соседей – «Да выключите вы вашу чертову музыку». Меломанов было не так уж много. Встречалась и запрещенная в нашей стране крамольная музыка –«Буги-вуги, рок-н-рол». Для конспирации эти произведения записывались умельцами на использованных рентгеновских черно-белых пленках. «Танцы на костях» так шепотом называли эту продукцию хмурые продавцы на вещевых рынках. 

Особым шиком считалось иметь катушечный магнитофон. Их делали небольшими партиями. Это был редкий «гость» на веселом застолье. Тайно записывались на ленту запрещенные концерты блатного шансона, шлягеры опальных певцов с темным прошлым. Например, Петр Лещенко, бывший на территории Румынии во время войны. Или Вадим Козин, сосланный на Магадан. Или Александр Вертинский, бывший эмигрант. Друг нашей семьи, Иван Васильевич Беляев был обладателем этого чуда техники. Только у него была магнитофонная приставка «Волна». Мы с моим лучшим другом Сашей прикручивали трехногую приставку на электропроигрыватель и смеялись до упаду от потрясающих выступлений молодого Аркадия Райкина. 

Ну, а наши родители в воскресные деньки или на праздничном застолье включали шансон. Бойкие мелодии и слова песни «Чубчик кучерявый …» срывали с места веселых гостей. Темпераментные ритмы зажигали сердца танцоров. Наполняли жизнь яркими ощущениями. А потом томили людей ожиданием следующего праздника, дня рождения, дружеской вечеринки. 


Первая встреча с телевизором


В том же году, зимой произошла моя первая встреча с телевизором. Как-то вечером, после катка, вышли из ворот стадиона на улицу Строителей. Человек восемь. Мальчишки и девочки из нашей школы, из старших классов. «Пошли к Таньке телевизор посмотрим», вдруг говорит одна из них. «Родители в гостях, придут не скоро». Я с одноклассницей Валей Ким увязался за ними. Идти было рядом -  39 дом по Советской, угловой подъезд. Болтая ни о чем, дошли до подъезда. Танька, а я не знал даже ее фамилии, о чем-то шепталась со своей подружкой. Ввалились в подъезд с коньками на плечах. Шумно поднялись на второй этаж. Свет договорились не включать, чтобы было как в кино. 

Танька щелкнула кнопкой телевизора. Замельтешил экран. Побежали полоски черные, белые. Появилось изображение. Действительно, телевидение Орска делало пробные передачи. Обалдевшие, мы расселись где попало. На диване, на стульях, на полу. Оперетта «Белая акация» - это песни, море, Одесса, моряки - захватила нас своим незамысловатым сюжетом. После катка мучила жажда. Буфетов на стадионе не было и в помине. Только чистый снег на ладони. Танька не зря шепталась с подружкой. Из кухни принесла забытую родителями открытую бутылку белого вина «Алиготе». Начались шуточки, смех. В следующий миг появились стаканчики. Вспомнили родительские застолья. Вылетела пробка. В темноте неуверенно разлили по капельке легкий напиток. Опять говорили ерунду и смеялись. На экране обнимались герои фильма. Незаметно пролетело время. Экран погас. Нам с Валей Ким было по пути. Она жила в 3 доме по Жукова. Вспоминали веселые приключения на катке. Искали в небе Большую Медведицу и Полярную звезду. Смеялись. Завтра опять в школу.

  

Мнение авторов может не совпадать с позицией редакции

Подписаться на рассылку
Комментарии (0)
  • 462353, Оренбургская область, г. Новотроицк, ул. Советская, 64
  • Тел.: + 7 (3537) 667-184
  • Email: info@ntr.city
Все права на фотоматериалы и тексты принадлежат их авторам.
Для сетевых изданий обязательна гиперссылка на сайт — www.ntr.city
© 2019 Информационный портал г. Новотроицк . Все авторские права защищены.
Использование материалов информационного сайта разрешено только с предварительного согласия правообладателей.
Нашли опечатку? Сообщите нам, выделив фрагмент текста с ошибкой и нажмите сочетание клавиш Ctrl+Enter
Регистрация
Заполните обязательные поля в форме
для регистрации на портале
Уже зарегистрировались? Авторизуйтесь
Войти через социальные сети:
Loading...