Мужская проза осиротела: прощаемся с Игорем Сахновским

Ольга Щеколдина, ведущий библиограф Центральной библиотеки Новотроицка 22.11.2019 17:00 Культура
559 0
Мужская проза осиротела: прощаемся с Игорем Сахновским
Фото: etazhi-lit.ru


Умер Игорь Сахновский, один из самых заметных авторов современной русской прозы, создававший, по словам критиков, «мужественную, жесткую прозу с сильнейшим лирическим напором внутри».

Игорь Фэдович родился в Орске в 1958 году. Учился в Уральском университете на факультете филологии, работал литературным консультантом в издательстве, редактором в журнале, учредителем газеты. Долгое время писал только стихи (он автор двух сборников «Взгляд» и «Лучшие дни»), а за прозу взялся сравнительно поздно, к сорока. Но уже его первое крупное произведение, роман «Насущные нужды умерших», вышедший в 1999 году, привлёк внимание читателей и критиков и был номинирован на премию имени Аполлона Григорьева, а затем удостоен международной награды Fellowship Hawthornden International Writers Retreat.

«Мои отношения с этой женщиной напоминают запёкшуюся хрестоматийную связь гребца-невольника с прикованной к нему галерой. Впрочем, кто здесь к кому прикован — спорный вопрос, тем более что ещё при её жизни и впоследствии нам приходилось не раз меняться ролями. Особенно впоследствии… Труднее всего — говорить о ней сейчас в третьем лице… Говоря сейчас «она» о Розе, я слышу снисходительное молчание присутствующего человека, отделённого от всех нас тем же самым статусом полной неизлечимости или «ненормальности». Только её болезнь называется просто смертью…».

Так начинается роман-воспоминание об отношениях с женщиной, носившей фамилию рассказчика — Сидельникова. Похоже, имеется в виду его жена, но на протяжении романа это слово не используется. Оставшийся пока жить мужчина вспоминает свою юность, первый опыт любви, постоянную жизнь рядом с Ней, повседневность, состоящую из работы и быта, других женщин, с которыми возникали и прерывались отношения. Но главный персонаж романа невидим, потому что это Смерть. Подзаголовок романа — «Хроника», это хроника умирания:

«События всей жизни, зашоренной и взнузданной, закрученной и сорванной с резьбы, в конечном счёте сводились к выбору между станциями и пассажирскими составами. Лишь они блестели огнями в этой зимней темени… И меня уже выбрал тот транзитный скорый, на котором под диктовку любви и печали предстояло одолевать пространство и время огромной страны… И теперь уже не Роза мне, а я сам спокойно повторял: «Не бойся, ничего не бойся», зная наверняка, что меня слышат…».

В конце романа герой столкнётся с нелепой ситуацией и ощутит убеждённость, что некие потусторонние сущности всё слышат и… тоже нуждаются в защите.

Потом были цикл рассказов «Счастливцы и безумцы» (получившие премию «Русский Декамерон»), роман «Человек, который знал всё», «Заговор ангелов», «Свобода по умолчанию», сборники рассказов.

Роман про «человека, который знал всё» вошёл в списки финалистов Национальной литературной премии «Большая книга» и премии «Русский Букер» сезона 2006-2007, в 2009 году роман экранизирован режиссёром Владимиром Мирзоевым, а в 2008 году награждён премией «Бронзовая улитка» Бориса Стругацкого.

А нужно ли, собственно, герою знать всё, задаётся вопросом автор. И предлагает ему найти ответы на вопросы: когда я умру, где взять денег, есть ли бог? Такое вот смешение высокой философии и бытовой приземлённости. В результате травмы главный герой по фамилии Безукладников получает суперспособность — на него периодически находит озарение, и он получает ответ на любой вопрос, который его волнует. Герой пытается найти полезное применение внезапному счастью провидения, но в результате становится врагом всех окружающих.

Безукладников — странный, необычный тип героя для криминально-приключенческого жанра. Добродушный, наивный, нарочито лишенный героизма, но умный и обаятельный, он хочет спокойной жизни и семейного счастья. Но получается так, что доступ к неограниченной информации ничего не даёт и всякая попытка улучшить мир — дело обоюдоострое.

Роман «Заговор ангелов» можно было бы счесть мистическим (в одной семье была легенда: загадочная женщина, исчезнувшая два века назад, по сей день является мужчинам и кардинально меняет их судьбы), у героев постепенно возникает ощущение: всё, что однажды случилось, лишь притворяется мифом, но повторяется вновь и вновь...

Сложное по структуре произведение больше похоже на сборник историй: высокопарные мемуары испанского маркиза, вольный пересказ библейской легенды, греческие мифы, советский Дальний Восток — всё связано некими намеками, полупереходами, но этого явно недостаточно для стройного и крепкого сюжета. Несмотря на это, читается роман быстро, текст выплетен искусно, как тончайшее кружево.

«…Знакомство случилось в обувном отделе провинциального магазина, где не было ни подножных зеркал, ни даже сидений для примерки. Сначала она отвергла придуманный им способ взаимопомощи, а потом слишком решительно разулась до капрона. Смешно сказать, но этого хватило. Вот так они и начали — с перехваченного дыханья и выбора позы главенства: кому над кем стоять и за что держаться свободной рукой. На тот момент её амплуа называлось обольщением самой высокой пробы: это когда обольщают без усилий, одним только видом и фактом существования — до полной отмены окружающей жизни. Во всём остальном она казалась фантастически малоопытной…».

Следующий роман «Свобода по умолчанию» вошёл в шорт-лист премии «Русский Буккер». Роман о жизни простого рабочего человека, у которого каждый день похож на предыдущий. Скромный и невезучий человек волею случая вырывается из своего «Дня сурка» и попадает в мир политики, больших денег, угроз, взяток, преступлений… Автор вообще случайностям придаёт большое значение, он на себе испытал, что такое его величество случай и какую роль он играет в жизни человека. За его героев тоже играет бог случайностей, и оказывается, что в жизни всегда есть невидимая, но от этого не менее значимая, сторона. Сахновский не раз говорил, что писательство для него «не профессия, а домашнее, приватное занятие» и, может быть, только так и пишутся вещи на века:

Дождь нам припомнил всё, что мог,
В обиде заспанной, спросонок,
И вздрагивает под шумок,
Как выплакавшийся ребенок.
Ведь если жизнь во всем права
И от добра добра не ищут,
Чего нам стоит синева
Над нашим временным жилищем?
Но оттого, что так редка,
Она чужой ещё не стала.
И снова виснут облака.
И жаловаться не пристало.

Мнение авторов может не совпадать с позицией редакции

Подписаться на рассылку
  • 462353, Оренбургская область, г. Новотроицк, ул. Советская, 64
  • Тел.: + 7 (3537) 667-184
  • Email: info@ntr.city
Все права на фотоматериалы и тексты принадлежат их авторам.
Для сетевых изданий обязательна гиперссылка на сайт — www.ntr.city
© 2021 Информационный портал г. Новотроицк . Все авторские права защищены.
Использование материалов информационного сайта разрешено только с предварительного согласия правообладателей.
Нашли опечатку? Сообщите нам, выделив фрагмент текста с ошибкой и нажмите сочетание клавиш Ctrl+Enter
Регистрация
Заполните обязательные поля в форме
для регистрации на портале
Уже зарегистрировались? Авторизуйтесь
Войти через социальные сети:

This site is protected by reCAPTCHA and the Google Privacy Policy and Terms of Service apply.

Loading...