"Копари", "рыбаки" и "молотобойцы" на сборе чермета: особенности народного промысла

Александр Трубицын 20.11.2019 09:00 Общество
171 0
"Копари", "рыбаки" и "молотобойцы" на сборе чермета: особенности народного промысла
Фото: автора


Эти люди не любят публичности, потому что их деятельность иногда вступает в противоречие с законом о недрах. Точное их число назвать не возьмётся никто.  Металлолом, или чермет, как его ещё называют в народе, нужен для изготовления стали. Схема довольно проста: в печь загружают металлолом, заливают расплавленный чугун и продувают кислородом, при этом добавляя присадки. А откуда берётся металлолом? Сбор железа некоторые считают несерьёзным занятием, подходящим для детей и подростков. Но иногда это становится статьёй семейного дохода.

Наследие СССР

При Советах зачастую чермет собирали пионеры. Тогда мало кто заботился об экономии и эффективности, и нередко отслужившие свой срок запчасти на технику просто выбрасывали, поэтому проблем с металлоломом не было. Государство, понятно, выделяло на оплату сбора какие-то деньги, но не это было главным. Важно было приучить детей к коллективному труду. По большому же счёту, нехватки металлолома в СССР не было — его потребность с лёгкостью покрывалась плановой сдачей лома-чермета всеми без исключения промышленными и даже непромышленными предприятиями.

Сегодня это высокоприбыльный частный бизнес. Прежде всего, для приёмщиков металлолома, которые выигрывают на разнице в цене от скупки до сдачи на металлургические заводы. Она порой доходит до семи рублей за килограмм! Это в «жирные» месяцы, когда цена на чермет в скупках поднимается до 15 рублей. Сейчас железо в Новотроицке принимают едва ли не два раза дешевле. В скупках кивают на мировые цены, мол, металлолома за лето в мире собрали столько, что девать некуда. И если предприятия, которые время от времени сдавали лом, образовавшийся от демонтажа старых металлоконструкций на своей территории, залегли в «спячку» до лучших цен, то вынужденно сделавшим сбор чермета, если не своей основной профессией, то доходным хобби, сегодня живётся несладко.

От слова «копать»

Они кличут себя «копарями». От слова — копать, так как металлолом они добывают из земли. С помощью металлоискателя. Отметим, всё, что лежало на виду, собрано и сдано в скупки ещё в начале двухтысячных. Очередь «советского» лома с полей, свалок, заброшенных деревень, ферм и предприятий настала лишь лет пять назад. Народ ринулся за деньгами, которые в буквальном смысле лежали под ногами.

С одним из таких копарей я познакомился в конце октября на берегу речки Сухая Губерля, где рыбачил в надежде наловить голавля перед тем, как он уйдёт на зимовье. Мужчина представился Алексеем из Новотроицка и попросил не выдавать «хабарное» (от тюрского слова «хабар» — добыча) место. Не клевало, поэтому я не нашёл ничего лучшего, как наблюдать за его работой.

Земля ещё не замёрзла, и лопата, легко вгрызаясь в грунт, выворачивала огромные куски глины с переплетёнными корнями сухих уже растений. Периодически попадались мелкие железки: какие-то ржавые штырьки, трубочки, тонкие пластины и болты. Иногда металлоискатель вместо едва слышного писка издавал резкий воющий звук, и земля дарила Алексею что-то более существенное в виде тяжёлого вала, тракторной шестерни или фрагмента сельхозтехники килограмма три весом. Среди находок встречались осколки красного кирпича и зола.

— Здесь, похоже, деревенская кузня или небольшая ремонтная мастерская стояла, — заметив мой удивлённый взгляд, пояснил копарь. — Вон сколько мелочи навалено.
Интересно, что чермет, в основном, «лежал» на глубине не более 40 см. Если верить учёным, считающим, что культурный слой, состоящий из земли, биологических и органических остатков жизнедеятельности человека, нарастает примерно на метр за 100 лет, то легко можно посчитать возраст добычи Алексея. Это конец 70-х годов прошлого столетия. Всё сходится, ведь именно в эти годы здесь была брошена деревня, основанная малороссами ещё в 19 веке. Рассказал об этом своему новому знакомому.
—  Точно так, — согласился Алексей. — Смотрел в архивах, была деревня. Поэтому и копаю здесь железо. Попробовал вначале рыть возле бывших полей, но тщётно. Не я один такой умный оказывается. Судя по незакопанным ямкам, до меня там серьёзно потрудились как минимум с десяток человек. Я, кстати, следы за собой всегда заравниваю.

 — А попадались какие-нибудь исторические артефакты?
— Подковы ржавые считаются? (смеётся) Бывает, конечно, найдёшь значок какой или монетку, но я глубже полуметра не копаю, а «история» лежит на куда большей глубине. Да и незаконно это. К тому же царские монеты, если вы про них, давно потеряли ценность, их на рынке на вес продают по 100 рублей за килограмм.
 — А на ломе, выходит, можно заработать на жизнь?
— Я пытаюсь, но сами видите, какая сегодня ржа попадается (кивает на кучку мелких железных находок). Максимум за сегодня наберу килограммов 100-120. В денежном выражении это не более тысячи рублей. Отними бензин, амортизацию машины — что останется? В качестве дополнительного дохода — да, можно покопать в свободное от работы время, как я. Честно говоря, поначалу большие планы на этот счёт строил. Но тут у нас тоже конкуренция…
У Алексея есть работа, но платят там, по его словам, немного, случаются и задержки. Так что «коп» отчасти решает финансовые проблемы семьи. Но собеседник признаётся: процесс добычи затягивает и стал уже чем-то вроде хобби: «Вот ты рыбачишь, а я копаю — каждому своё, наверное…».

«Рыбаки» и «молотобойцы»

Сбором металлолома занимаются не только «копари». Есть ещё «рыбаки» и «молотобойцы». «Рыбаки» добывают железо в воде с помощью неодимовых магнитов. Забрасывают в водоём магнит на верёвке и тянут. Всё, что лежит на дне, становится добычей «рыбака». Про этих парней ходит много легенд, но достоверных сведений о больших находках нет, да и вытащить массивную железяку из ила — задача непростая, магнитом не обойтись.

Звание «молотобойцев», как можно догадаться, закрепилось за молодыми и физически развитыми мужчинами. В полях, в бывших деревнях и фермах полно брошенных железобетонных конструкций: берёшь кувалду и «очищаешь» арматуру от бетона. Дело сколь физически затратное, столь финансово доходное: из железобетонного столба можно добыть порядка 100 кг арматуры.
— Я пробовал и «удить», и бетон крошить — не понравилось, в первом случае улов мал, для второго — годы не те, — Алексей тщательно затушил окурок и поднялся. — Пока копается, буду рыть…
По словам копаря, в среднем за месяц у него получается добыть 500-600 килограммов. В нынешних ценах это 5 000 рублей. Негусто. Как всякий кладоискатель, добытчик металла живёт мифами: в интернете масса видео с горами поднятого из земли железа, говорит Алексей. Сам он, правда, на такие россыпи пока не набредал. Набредёт ли? 

Мнение авторов может не совпадать с позицией редакции

Подписаться на рассылку
Комментарии (0)
  • 462353, Оренбургская область, г. Новотроицк, ул. Советская, 64
  • Тел.: + 7 (3537) 667-184
  • Email: info@ntr.city
Все права на фотоматериалы и тексты принадлежат их авторам.
Для сетевых изданий обязательна гиперссылка на сайт — www.ntr.city
© 2019 Информационный портал г. Новотроицк . Все авторские права защищены.
Использование материалов информационного сайта разрешено только с предварительного согласия правообладателей.
Нашли опечатку? Сообщите нам, выделив фрагмент текста с ошибкой и нажмите сочетание клавиш Ctrl+Enter
Регистрация
Заполните обязательные поля в форме
для регистрации на портале
Уже зарегистрировались? Авторизуйтесь
Войти через социальные сети:

This site is protected by reCAPTCHA and the Google Privacy Policy and Terms of Service apply.

Loading...