Равиль Гумарбаев: "Мои предки были беженцами"

Александр Проскуровский 31.10.2017 17:00 Мнения
1866 1
Равиль Гумарбаев: "Мои предки были беженцами"
Фото: из семейного архива Гумарбаевых


Ветеран Уральской Стали, мастер спорта России по легкой атлетике Равиль Гумарбаев точно знает, как встретила его семья судьбоносный 1917 год, как разбросало ее суровыми ветрами XX века, с какими великими сыновьями татарского народа посчастливилось дружить Хамиту Гумарбаеву, его отцу. Старожил Новотроицка может проследить историю своего рода, что называется, до четвертого колена.

Равиль Гумарбаев – орчанин. Семья очутилась на Урале не по своей воле. У прадеда Равиля – Гумарбая Мухамедова – произошел конфликт с эмиром Бухары.


Прадед-бунтарь


Бедняки этого среднеазиатского города голодали. Когда терпеть стало невмоготу, делегация пришла во дворец эмира с просьбой о помощи.

—  Почему вы голодаете? Ешьте плов и не умрете! – упражнялся в остроумии наследник эмира, вышедший к толпе.
Вместо ответной шутки в духе Ходжи Насреддина бедняки Бухары начали бунтовать. Среди зачинщиков был и Гумарбай Мухамедов. После подавления волнений возмутитель спокойствия был выслан из эмирата в 1864 году (но оставался бухарским подданным до самой своей смерти в 1912 году).

Выдворенный с родины политэмигрант Гумарбай недолго скитался по свету – камнерезы, высекавшие на могильных памятниках арабскую вязь, везде нужны – и обосновался с семьей в Орске. Большие семьи на Востоке – норма. Вот и у сына Гумарбая, Сулеймана, было восемь детей: пятеро сыновей и три дочери.

БесЧИНство


— Когда грянул Февраль, а затем и Октябрь, моему отцу Хамиту Сулеймановичу было всего 19 лет, – вспоминает 91-летний ветеран комбината. – Работал он приказчиком (продавцом) в магазине купца Ураева и на первых порах в политику старался не вмешиваться. Его можно понять – времена стояли смутные...

В подтверждение слов Равиля Хамитовича о нарастании хаоса и безвластия приведем факты, недавно озвученные в областной прессе оренбургским историком Дмитрием Сафоновым.     

— Безумие во время войны разгонять спецслужбы, – убежден ученый, – но, похоже, психоз разрушения охватил власть. Расформировали жандармерию, всех ее офицеров отправили рядовыми на фронт. Разогнали и полицию, уволив весь личный состав как сторонников царского режима. Начали набирать новую милицию, и главным критерием приема на службу было отсутствие связи с прежним режимом. Не удивительно, что в рядах правоохранителей оказались люди, мягко говоря, некомпетентные. В Орске вообще дошло до абсурда: все блюстители порядка – сплошь уголовники. Начальник милиции ходил по городу и отстреливался от своих подчиненных, чем-то недовольных шефом. Кончилось тем, что милицию просто упразднили. Порядок в городе пыталась сохранять армия.

Дутовцы наказали рублем


Осенью 1917 года купец Ураев закрыл магазин. Оставшийся без работы Хамит уехал в аул, где его приютила казахская семья – знакомые отца. Сеял хлеб. Вернувшись в Орск в октябре 1918 года, Хамит не нашел там двух братьев: 23-летнего Исмагила и 18-летнего Муталапа. Оба записались в Красную гвардию. Видно, в братьях взыграла кровь деда-бунтаря. Хамит и Шакир не представляли себя с оружием в руках, а самый младший из пяти братьев, Расым, был совсем еще мальчишкой.

Под натиском дутовцев орские красногвардейцы отступили в Актюбинск. Белоказаки зная, где служат братья Гумарбаевы, арестовали Сулеймана, обложив семью контрибуцией. Отца Хамита выпустили только тогда, когда деньги были уплачены.
— Отец вспоминал, что дутовцы грозились зарубить братьев Гумарбаевых, как собак, – продолжает рассказ ветеран. – Но оба дяди вернулись с Гражданской войны живыми и здоровыми. Дядя Муталап остался в Рабоче-Крестьянской Красной Армии на сверхсрочную, стал кадровым военным, дослужился до капитана, вышел в отставку в июне 1941 года, а 22 июня, когда он уже доехал из части до Оренбурга, дядю вернули телеграммой обратно в строй.

Дружба с классиками      


В феврале 1919 года дутовцы были окончательно выбиты из Орска. Хамиту пришлось определяться в отношениях с новой властью, искать себя в наступившей мирной жизни. Юноша понимал, что может быть полезен как человек грамотный и начитанный.

Читать по-русски Хамит научился сам, а вот татарскую грамоту ему, тогда еще мальчишке, преподавала Карима Файзуллина, до революции открывшая в Орском уезде татарскую школу. К сестре часто наезжал брат Мирхайдар, известный всему миру под псевдонимом Файзи (1891–1928). Ведь хутор Кукшель под Орском – родина замечательного поэта и драматурга.

Сейчас, после революции, Мирхайдар и Хамит подружились несмотря на разницу в возрасте. Файзи посоветовал Гумарбаеву возглавить татарскую секцию уездного комитета Российского Коммунистического Союза молодежи.

no-image
Хамит -вожак орской комсомолии
Фото: из архива семьи Гумарбаевых


Хамиту идея понравилась. Ребята и девчата единогласно проголосовали за Гумарбаева, его кандидатуру поддержал и Орский уком. Вместе с другими комсомольскими активистами Хамит организовал для татарской бедноты «Коммуну Востока» – прообраз будущих колхозов.

Мирхайдар увлек Хамита театром. Как писала газета «Орский рабочий» в 1976 году, по вечерам друзья пропадали на репетициях народного театра, организованного Файзи.

С театром связана одна печальная история. Республиканский комитет комсомола Киргизской АССР (столицей которой тогда был Оренбург) заинтересовался народным театром Орска и рекомендовал направить наиболее талантливых молодых актеров на учебу в Самару. В числе прочих были Шариф Сайдашев и Гульсум Мустафина. Любовные сцены в пьесах Файзи этой паре особенно удавались еще и потому, что юноша и девушка любили друг друга.

Хамит оформил комсомольские путевки и прочие документы. Делегация то пешком, то на попутных подводах отправилась в Актюбинск – в Орск железную дорогу тогда еще не проложили. Стояла вторая половина марта. Внезапно прекрасная весенняя погода сменилась бураном. Много часов плутали в безбрежной степи ребята, борясь за свою жизнь. Шариф и Гульсум, пытаясь найти дорогу и спасти товарищей, погибли...

Комсомольский возраст Хамита Гумарбаева истекал. Дела в укоме комсомола у него принимал юный Муса Залилов – будущий классик татарской литературы, Герой Советского Союза Муса Джалиль (1906–1944). Так судьба подарила Хамиту дружбу с двумя классиками татарской культуры.

Мы – мирные люди...


Равиль Хамитович вздыхает: Великая Отечественная унесла жизни всех четырех дядей, пощадив лишь отца. Дядя Шакир в 1920 году, как только эмир Бухары лишился власти, вернулся на родину предков и стал торговым работником. Кстати, тем же занялся и бывший комсомольский вожак Хамит. Электричеством увлекся самый младший из пяти братьев Расым. Мирная профессия была и у самого старшего – Исмагила. Но всем им пришлось взять в руки оружие в суровый для страны час.

Хамита призвали в 1942 году. Уходя на фронт, он оставлял дома пятерых детей. Воевал в железнодорожных войсках, прошел Сталинград, освобождал Родину в составе третьего Украинского, Прибалтийского, Ленинградского фронтов. Демобилизовался из-под Риги в 1946 году. Вместе с супругой Фатымой он прожил долгую жизнь, почти достигнув 90-летнего рубежа. Ну а сын Равиль этот рубеж перешагнул.





Мнение авторов может не совпадать с позицией редакции

Подписаться на рассылку
  • 462353, Оренбургская область, г. Новотроицк, ул. Советская, 64
  • Тел.: + 7 (3537) 667-184
  • Email: info@ntr.city
Все права на фотоматериалы и тексты принадлежат их авторам.
Для сетевых изданий обязательна гиперссылка на сайт — www.ntr.city
© 2021 Информационный портал г. Новотроицк . Все авторские права защищены.
Использование материалов информационного сайта разрешено только с предварительного согласия правообладателей.
Нашли опечатку? Сообщите нам, выделив фрагмент текста с ошибкой и нажмите сочетание клавиш Ctrl+Enter
Регистрация
Заполните обязательные поля в форме
для регистрации на портале
Уже зарегистрировались? Авторизуйтесь
Войти через социальные сети:

This site is protected by reCAPTCHA and the Google Privacy Policy and Terms of Service apply.

Loading...